Меню

Stylegant | Стиль как в кино: “Корона” – не только для королевы?..
18574
post-template-default,single,single-post,postid-18574,single-format-standard,ajax_fade,page_not_loaded,,wpb-js-composer js-comp-ver-5.0.1,vc_responsive

Стиль как в кино: “Корона” – не только для королевы?..

Стиль как в кино: “Корона” – не только для королевы?..

Январь подходит к концу, а зима все еще в разгаре, так что к вашй чашке согревающего у меня готова очередная порция королевского стиля прямиком из костюмерных “Короны”.

Думаю, что читая эти посты, многие из вас уже убедились, насколько “разговорчивой” может быть одежда, и как это используют художники по костюмам. Сегодняшний пост – очередной тому пример, ведь говорить и смотреть мы будем на то, как [королевские] наряды оказываются настоящим прямым каналом коммуникации, когда платье или костюм вещают на целую страну, вступая в диалог с политиками, лидерами и… со всеми поддаными! И в зависимости от цвета, формы, аксессуаров – каким разным могут быть тон и содержание этого послания!

Вспоминая первый сезон, “карьера” Елизаветы, скоропостижно занявшей трон, была изначально  окрашена в оттенки голубого  – цвет, изначально символизировавший её неопытность девочки, ассоциируясь с цветом её голубого школьного пальто. Однако, со временем и опытом, он же стал главных цветов в гардеробной королевы, и во втором сезоне она [почти] не сходит с этого курса:

 

Но посмотрите, как благодаря мастерским маневрам художников по костюмам, меняя оттенок, форму, фактуру, цвет транслирует разный посыл в соответствии с поворотом сюжета, сценой и ситуацией.

Вот Елизавета готовится к выполнению очередной своей монаршей обязанности, отдав себя в руки парикмахера. Она “почти при исполнении” – оставаясь в статусе королевы она не руководит процессом, не принимает решений, она расслаблена и фактически пассивна:

И это точно отражает мягкий, спокойный оттенок голубого и мягкий, как бы укутывающий силуэт её накидки:

Похожий мягкий, даже бледный “пассивный” голубой сопровождает королеву и тогда, когда она чувствует себя слабой, обессиленной, не в силах повлиять на обстоятельства и изменить ситуацию:

В голубые тона окрашена и [почти деловая] встреча Елизаветы с Эдуардом, героцогом Виндзорским, и по совместительству её родным дядей:

На этот раз перед нами куда более яркий, живой оттенок голубого. И вместе с тем это все еще светлый, не агрессивный и не жесткий цвет. Больше того, обратим здесь внимание на фактуру и форму: пластичные, мягкие, округлые формы, скругленные углы – все транслирует мягкость, открытость, отсутствие жесткости / твердости:

А если вспомнить еще, какое прозвище дядя присвоил своей королевской племяннице… То выбор наряда Елизаветы потражает, что рядом с дядей она [пока что] продолжает чувствовать себя девочкой,  пусть и как дань ностальгии:

   

Правда, все это уже не надолго, потому что…

Место ностальгии и приятных детских воспоминаний занимают новые знания о еще недавней войне. Художники по костюмам мастерски создают здесь контекст, сначала одевая Елизавету в темно-синий костюм в стиле милитари, т.е. с элементами, имитирующими военную форму, для встречи с одним из дворцовых советников [с которым она и обсуждает войну].

А получив совершенно нелицеприятные факты о своем родственнике [и его действиях во время войны], отношение Елизаветы совершенно меняется. В соответствии с чем меняется и её наряд на их следующей встрече, как говорится, почувствуйте разницу:

   

Вместо девочковой мягкости в образе появляются четкость, жесткость, закрытость (сравните фасоны ворота двух нарядов) и холодные ноты военного стиля => теперь к своему родственнику королева закрыта, сурова и непреклонна:

   

Но как королевские обязанности Елизаветы не ограничиваются дворцово-семейным общением, так и палитра её монаршего гардероба выходит (иногда) за синие-голубые рамки.

Так, интересно взглянуть, как меняются её образы во время встреч, простите, аудиенций с “сильными мира сего”, в числе которых лидеры общественного мнения, знаменитости и, конечно, политики. И художники по костюмам в каждой новой сцене меняют настроение, позволяя королеве посредством нарядов “говорить” уже другим тоном. Например, от делового, сухого и строгого до легкого и почти игривого:

   

Как видите, наряды способны легко и даже без слов могут легко выдавать симпатии и антипатии (между прочим, не только на экране и не только в случае королевы ;))

   

Смотрите, какая смена костюмов и атмосферы: от жизнерадостного и солнечного желтого платья, которое Елизавета выбрала для встречи с популярным проповедником, который очень ей приятен и симпатичен, до наряда в зеленых тонах для встречи с разочаровавшим её премьер-министром:

  

Зеленый можно попробовать расшифровать не только как “ядовитый” цвет, хотя такие ноты определенно звучат в королевском тоне. Однако в этой же сцене можно увидеть, что эти двое идут в совершенно разных направлениях: она – в своем четком свежем “весеннем” зеленом пальто – к жизни, а он – в вялом землистом кардигане – к увяданию*.

*Сравните это с предыдущей сценой, где гость королевы тоже в светло-коричневом костюме. Однако его силуэт более четкий, хотя и не жесткий, и интерпретировать это следует дважды. Во-первых, на ассоциативном уровне – это отражает его личность, такую симпатичную Елизавете. Ну а на уровне костюмном и более простом такой костюм демонстрирует, что перед нами не одетый “с иголочки” английский аристократ, а простоватый выходец из американской провинции.

И наконец, еще одну грань королевской жизни показывают нам создатели “Короны” – связь королевы с её современными поддаными, что в костюмном плане особенно интересно!  Главный вопрос: на сколько современная королева должна быть близкой к своим современным подданым? И настоящий, пусть и ловко завуалированный ответ мы получаем едва ли не в первой сцене:

Потому что, как бы этого не хотелось Её Величеству, в новом мире разница между нею и настоящими современными людьми на человеческом уровне не так уж и велика, что и подчеркивает сходство их нарядов.

Однако у Елизаветы займет время это осознать и тем более принять. Поэтому пока что она отделяет себя от толпы, что должен подчеркнуть наряд, выбранный для очередной встречи с народом:

Вот только оказывается, что в новой действительности такой подход Букингемского дворца уже не просто не актуален, он легко может сделать королеву… слившейся с фоном, ушедшей на задний план и практически незаметной (а значит, и ненужной!).

Что, кстати, Елизавета и делает, получив жесткую критику  в свой адрес – спешит укрыться во дворце, где, опять же, благодаря наряду, она снова… сливается обстановкой, пусть на этот раз и хорошо знакомой и комфортной:

И хотя, как это демонстрирует следующий наряд, призыв к переменам королева изначально принимает в штыки – на встречу со своим критиком она надевает строгий костюм яркого [атакующего] красного цвета:

Очень скоро во дворце уже будут готовы к переменам и, пусть пока не совсем искреннему, сближению между королевской фамилией и “простыми смертными”. И хотя в своих мыслях две королевы все еще воздвигают разделяющие стены, их наряды показывают, что эти стены так и остануться в их головах. А на деле (и в нарядах) им все-таки придется быть поближе к своим подданым, к народу:

 

 

 

Прекрасной кульминацией является рождественский наряд Елизаветы, в котором она впервые через телевизионный экран обращается к народу, что на личном уровне это дается ей непросто. И хотя этот наряд – не выдумка художников по костюмам, а копия реального королевского платья, здесь можно легко увидеть воплощение всех мотивов:

Золото как символ королевского статуса, бессменный жемчуг – символ консерватизма и наконец тот факт, что при всем своем блеске, это очень спокойный, сдержанный наряд, в котором королева не выделяется и не сверкает, но скорее спокойно мерцает, вписываясь в окружающую её обстановку:

На сегодня это все, но костюмно-королевское продолжение следует…

No Comments

Leave a Comment

%d такие блоггеры, как: